Вечный символ в одеянии из праха с колючками химер на языке
Сон о встрече с Дьяволом
Снилось, что я учусь в школе, и за мной повсюду ходит Дьявол, предлагая какую-то сделку. Он один из учителей, но никто об этом не знает, только догадываются. Я отказываюсь снова и снова, бесконечно отказываюсь и я тверда. Наконец он грустно улыбается и говорит «Хорошо, я все понял… разреши мне тогда хотя бы на прощание сделать тебе подарок, просто так». Я колеблюсь – это же просто так, он же ничего не требует взамен, и лицо у него такое грустное, такое потерянное, такое одинокое. Я хочу сказать ему, что согласна на подарок, но в этот момент у меня звонит телефон – кто-то заказывает сделать ему подборку материалов по мировому искусству и мы договариваемся встретится завтра. Оборачиваясь я уже не вижу его. Он исчез, а я так и не узнала, что именно он хотел мне подарить! И вот я уже бегаю по школе, выспрашивая у всех где господин Мефисто, но никто не знает, только смотрят на меня странно, показывая пальцами на совершенно черные как уголь волосы и бледное-бледное лицо. Я в отчаянии от произошедших со мной перемен, то и дело я вижу за поворотом взлетающих воронов или волка – я бегу за ними, я должна узнать что он собирался мне подарить. Наконец на первом этаже, у спуска в подвал, я спрашиваю чахлую уборщицу, похожую на ведьму, и она указывает мне на него. Он поджидает когда я подойду и говорит: «Тебе видимо очень важно было узнать что я хотел тебе подарить, так важно, что ты бегала за мной два дня, наплевав на родителей и даже на работу по искусству, за деньги между прочим». «Что вы хотели мне подарить?» - спрашиваю я. Он говорит: «Идем». Мы выходим из школы и всю дорогу он рассказывает мне что-то пошлое, что-то о том, что он как мужчина еще очень ничего и проснулся однажды с двумя знойными красотками в одной постели, и спрашивал не хочу ли я быть одной из них, но что я отвечала вопросом на вопрос: «Какого цвета мои волосы?», а он смеялся и говорил, что глупо спрашивать о том, что итак очевидно.
Наконец мы подошли к месту, где на возвышении стояли большие деревянные саркофаги, покрытые как будто золотом.
Вот, - говорит он, - это мой подарок тебе.
- Гроб? Нет, в гроб я не полезу!
Он смеется и говорит: Полезешь, конечно.
Я срываюсь с места и бегу, но с каждым шагом мне все тяжелее дышать. Я хватаюсь руками за поручни, и вижу, что руки у меня совсем старые – я сама старая, древняя, пыльная старуха… мне страшно, бесконечно страшно, я понимаю, что если сделаю хотя бы еще один шаг – умру и меня положат в тот гроб, и я разворачиваюсь и медленно обреченно бреду к нему сама.
В этот момент я вспоминаю Псалом 90 (Спасибо А.Е.!) и начинаю читать его так страстно, с такой верой, как только возможно. И внезапно, будто кто-то поворачивает ручку и пыльный солнечный день, видный будто через закопченное стекло, вдруг становится свежим и ярким, я снова молода, мои волосы белые, я понимаю, что свободна, и снова отворачиваюсь от него и бегу в церковь. По дороге я вспоминаю, что все мои вещи остались там, у гроба, но это кажется такой ерундой, я смеясь думаю «Черт с ней с сумкой! Какой каламбур!».
Вскоре меня догоняет nenseret, в руках у нее моя сумка.